Судьба алкоголика

Опубликовано в Спектре №2, 2010

Я полагаю, что моя история может кому-то помочь так, как в свое время мне помогли другие люди.

Все истории начинаются с одного раза. Впервые попробовал алкоголь на выпускном вечере после 8 класса. Дома до этого никогда ничего не было, никогда не пил. Отец при этом был алкоголиком, но не понимал этого. Это все видели, но это не считалось из ряда вон выходящим: все пили, и по сравнению с другими-то он не так много и пил. У него была постоянная потребность, жить не мог, становился раздражительным, может, не каждый день, но каждую неделю. Между родителями все время конфликты, скандалы были. О детях не думали. Мать часто провоцировала, заводила отца, он начинал буянить. Стекла летели. Нам приходилось ночевать у соседей. Хоть бы кто-то из них подумал о нас. Мы же детьми были!

У меня в целом по жизни складывалось все нормально: школа, спортом занимался, борьбой. После ПТУ пошел помощником машиниста тепловоза. Там врачебные проверки, очень редко удавалось выпить. Не получалось даже. Все мимо меня проходило. В армию пошел – выпивали, но с деньгами плохо было. После армии опять пошел на железную дорогу, где было все строго. Потом женился. Сын родился, потом другой. С железной дороги ушел, поскольку не было возможности получить квартиру, пошел машинистом на завод. Там контроля не было – стал выпивать с коллегами. Потом началась перестройка. Люди бешеные деньги зарабатывали, я - нет. Перспектива квартиры рухнула. Пошли скандалы. Жена решила, что со мной бесперспективно жить, развелись. Ее родители настояли. Был просто шок. У нас же дети.

Пошел жить к родителям, хоть этот дом никогда и не был родным: на протяжении всего детства мы с сестрой были свидетелями скандалов отца и матери. Подавлен был. Алкоголь выручал. Тут уже зависимость стала брать свое. Раза 3 в неделю прикладывался. Не для веселья, а чтоб напиться. Вместо антидепрессантов. Поскольку все рухнуло, ушел с завода в охранники. Пока ждал сюда визу, буквально стал спиваться. И на работе выпивали, и после смены. Да, с похмелья было плохо, но по молодости думалось, что это не навсегда, временно, подумаешь, ерунда какая-то. Какие-то надежды на лучшее были... Сейчас смотрю на те фотографии и вижу, что лицо, как говорят, с печатью дьявола. Так бывает у алкоголиков, наркоманов. Взгляд меняется. Поэтому мы друг друга за версту чуем. Вот как если на улице здесь встретить человека, сразу понятно, русский он или финн.

Получив визу, приехал в Финляндию. Я предполагал, что здесь начну жить по-другому. Вот там жизнь не удалась, а здесь построю жизнь заново. И правда, сначала не пил, спортом занимался, хотел форму набрать, вел здоровый образ жизни. Пошел на курсы электриков. Очень полезными оказались. Сначала хотел машинистом, но сказали, что без гражданства не получится. Ну, тогда вообще были гонения на приезжих. Сестра даже ради детей взяла бабушкину фамилию. Двойное чувство было: с одной стороны, никому не нужен, с другой, - нахлебник. Потом попал на завод, на котором проработал в общей сложности 10 лет! Все там перепробовал, да еще и русский пригодился: начальство просило переводить, т.к. много рабочих из России, Эстонии было.

Какую-то слабину что ли дал, или в общежитии такая компания сложилась, или первые надежды не оправдались, - стал опять выпивать. Как-то очень незаметно для себя. Все больше и больше, после работы – в бар. 3-4 раза в неделю, а выходные – вообще пьяные дни. Семейные после работы или бара домой, а у меня семьи нет, цели нет. Значит, добавить надо. Или брал «таксу» пива. Потом – больше. Стало трудно работать. В понедельник зубы почистишь, помоешься, побреешься и – в поликлинику утром. Так и так, говорю, ripuli, самый такой верный способ, по-моему, - на 3 дня больничный дадут. За 5 лет стал сложившимся алкоголиком. Потом 3 дня прогулял совсем без уважительной причины. Получил первое предупреждение. Тут я испугался. Работу-то потерять не хочется. И ценили нас. Русские и ингерманландцы хорошо работают в большинстве, может, хотят доказать, что не хуже, и совесть не позволяет халтурить. В общем мною овладевала безнадега. Понимал, что надо что-то делать. Можно было съездить в Эстонию закодироваться, но негативных отзывов много, потому что подсознательно понимаешь, что ты делаешь это на время, а алкоголь потом все равно свое возьмет. Раньше сюда тоже мужик с лекцией и кодированием приезжал, теперь, наверное, все попробовали, больше желающих нет. А я после предупреждения на заводе прошел курс иглоукалывания. И 3 года вообще не пил. Ни одного грамма. Даже не смотрел.

Потом вдруг решил опять попробовать. Просто попробовать. Ведь этот процесс – не борьба с алкоголем, а борьба с самим собой. Или дьяволом. Начал пить. Женщина, с которой я встречался, забеременела. Не знаю, как ей удалось уговорить меня. Не пил бы, ни за что не согласился. Не понимаю, как так получилось. Когда я не пью, я уверен в себе, во всяком случае могу управлять своей жизнью. А когда пью, уровень, то есть планка, падает очень сильно. Когда алкоголь в крови, я уже совершенно другой человек. Ну что взять с алкоголика? Да еще мать умерла там. Я переживал тоже.

С детьми тоже непутево получилось. Жена бывшая к детям не пускала, детей ко мне не отпускала и разговаривать со мной не желала. Ну, я решил, что не хочу своим детям такого, как было со мной. Без скандалов в любом случае им будет лучше. В результате я не видел, как они растут, как в школу ходят. А когда алименты понадобились, отношения восстановились. Бывшая жена стала детей заставлять писать мне письма, боялась, что иначе денег не будет, стали встречаться. Я знаю, что они мои дети, но ничего не чувствую. Когда разводились, я был тогда в панике, когда меня жена заставила поверить, что я их больше не увижу! Мне пришлось смириться и вычеркнуть их из жизни. Это был такой тяжелый процесс ломки, обрубания связей. Как при наркомании. Так что тепла нет, но как-то общаемся. Всегда пожалуйста, если они хотят сюда ко мне приехать.

Так что резко запил после трех лет. Многие говорят, что после кодирования в конце концов срываешься. Жена заставила знакомого закодироваться, так он 3 года не пил. В бизнес ударился, машину купил. Потом сорвался, все пропил, жена ушла. Последний раз его видел – он даже не узнал меня – под мышкой видеомагнитофон куда-то нес. Так что и у меня понеслось.В общем в плохом состоянии был. Пробовал в А-клинику обращаться, в отделение прерывания. Похоже, мы там не поняли друг друга. Не сложилось. Я хотел вылечиться, пришел с серьезными намерениями, а не просто прерваться. Иначе все усилия совершенно бесполезны, просто умирание отодвинуть. Все равно что, если тебя жарят на сковородке, а ты просишь немного сковороду остудить, а потом опять в огонь.

В общем в А-клинике направляли на прерывание запоя. Когда уже здоровья не стало ни пить продолжать, ни ломаться, а только страхи одолевали, тогда получал в А-клинике направление в больницу. Такое состояние, как будто ты болеешь гриппом, голова гудит, температура, тело ломит, тошнит, да еще физическую работу выполнять надо. Ну и морально раздавлен, ожидание чего-то страшного. Или если деньги кончаются. Тогда и идешь от бессилия сдаваться. В больнице такой народ приличный, нормальные люди - никогда б не поверил, что алкоголики. Потом уж прямиком туда отправлялся, когда надо было. Просто прерваться. Главным образом, это нужно, когда люди на работу ходят. Особенно длинные очереди там после Рождества и на Новый год - длинные выходные, после отпусков. Тогда туда трудно попасть. Иначе увольнения, крах карьеры и все прочее. Начальство не знает, поскольку в больничном диагноз не указывается. Безработный-то может где-то потихоньку переваляться, а у рабочего человека нет другого выхода. Я 4 раза так прерывался, но понимаю, что это не выход, потому что, когда выйдешь из больницы, опять сам с собой на один остаешься. И все по новой. И страхи с тобою. И отчаяние.

Может, поэтому люди так бояться семью потерять, что тогда совсем не смогут себя контролировать, сопьются и останутся один на один со своими страхами. Надо быть очень сильным человеком, чтоб жить одному. А женщины здесь, наоборот, ничего не бояться и от мужей больше не зависят. Раньше терпели и жалели, а теперь чуть что, -сразу развод. Они ничего от этого не теряют, во всяком случае материально.

Дальше такое время наступало на заводе, что заказы кончились, и я уволился. Пошел на курсы электриков, чтоб в строящихся зданиях электрику устанавливать. Поскольку я опять прошел лечение, то у меня наступил сухой период. Все опять хорошо пошло, такое трезвое состояние, и сон наладился. Но работы не было. Практика зато была перспективная. И вдруг сорвался.

У племянницы свадьба была. Сестра спросила, может, тебе не стоит пить этот бокал шампанского? Ну, вот, я выпил. Как пусковой механизм. Накопились потихоньку трудности, неприятности. Вот с семьей не сложилось. Сын-то у меня есть, но пришлось побегать, чтоб на себя записать. Хотя я ухаживал за ребенком, купал, гулял. И это все-таки не то же, что семья. Морально тяжело стало как-то даже незаметно для меня, и вот сорвался.

Квартиры никогда не было, поскольку я приехал без семьи, жил все время в общежитии армии спасения. Там такой контингент, от которого я узнал, где можно переночевать, когда совсем некуда идти: приходишь в приют, там помыться заставят, на матрас уложат...Слава богу, не понадобилось.

После практики мне предложили работу за 10 е в час, им нужен был специалист. Я не согласился, и наши пути разошлись. Ну а пить безработному – другое дело, нежели рабочему. Просыпаешься по инерции в 5-6 часов. Если есть деньги, то нужен магазин. Но магазины до 9 закрыты. Значит, едешь в Камппи, берешь пару пива. Одну сразу, одну на потом. Думаешь так: вот сейчас полегчает, просветлеет, поеду домой поем, посплю, все будет нормально. Этого не происходит: едешь потом еще куда-нибудь, к знакомым заглядываешь, кто продает спиртное; в крайнем случае в Алко. Но у любого уважающего себя алкоголика есть связи. Люди закупают большими партиями, и везут сюда. Значит, после пива едешь искать. Цена устоявшаяся, 10 е. Позвонишь кому-то. Если вдруг там нет, то ищешь, где собираются алкоголики. Возле торговых центров народ всегда собирается, особенно когда тепло. Кто-то на эту точку доверенному лицу приносит. Или, допустим, он идет мимо этой кучки, так махнет рукой, поманит, где-то в сторонке передаст, и все в порядке. Если они тебя знают, то и тебе продадут. В крайнем случае, если нету, то кто-то из этой кучки тебе говорит: могу помочь. Тогда накинешь пару евро на пиво, и он приносит. Делать нечего, нужен чистый алкоголь, чтоб держаться на ногах. Но с компанией не пил, трудно найти подходящее общество, здесь очень трудно найти такого же алкоголика, как и ты. Не будешь же кататься на другой конец города в таком состоянии... Короче, идешь по этому пути самоубийства. По Фрейду, человек подсознательно тянется к смерти и начинает себя уничтожать.

Запасы моих средств иссякли, опять пришел страх. Что делать? Katkaisu или самому ломаться? Остался в кровати ломаться. Это не сила воли, что-то другое, просто предел наступает. Сутки лежишь не вставая. Ужасно. Будто заживо в землю закопали. Кажется, был бы миллион, сразу б отдал, чтоб избавиться от этого. Страхи были, но галлюцинаций не было. Припадков, судорог, как при эпилепсии, тоже не было. Это бывает, когда из организма соли, витамины вымываются. Поэтому в клиниках сразу витамин В дают. Еще с одним психологом в А клинике разговаривал. Она сразу сказала, что если буду продолжать, глюки пойдут, утиная походка появится, будет качать и крутить. Я и правда испугался, что этим кончу, сам себя покалечу. Алкоголики вообще очень мнительные насчет своего здоровья, когда не пьют. Захотел вылезти из этого дерьма.

А угодил я в результате в очень сильную депрессию. Разбил в агрессии все зеркала, видеть себя не мог, ненавидел. Позвонил сестре, объяснил ситуацию, про желание покончить с собой. Она повезла меня в психиатрическую клинику. Там стал я выкарабкиваться из глубокой депрессии. Разложили всю мою жизнь по полочкам, разговоры вели. Там еще была русскоязычная врач. Очень квалифицированный специалист, шикарная такая женщина. Она очень подходит для этой профессии. И русский язык к тому же. Когда все время опасаешься отвержения, то это ужасно важно, чтоб свой язык был. Очень она помогла мне, поддержала. Через 3 недели отпустили.

Запил параллельно с антидепрессантами. Трясучка опять пошла. Чувствую, это всё, конец. Ведь нельзя же. В голове щелкнуло: хватит. Инстинкт самосохранения сработал.

В АА группу не случайно пришел. Еще когда в А-клинику приходил за помощью, мне говорили, что есть такие группы, где собираются алкоголики, по отзывам, очень хорошо получается. Еще одна медсестра знакомая для исследования попыталась внедриться в АА группу, прикинувшись алкоголичкой. Но ее быстро раскусили. Так она говорила, что эта группа мне здорово подошла бы. Очень рекомендовала, что там, как дома, никто никого не напрягает, хорошая атмосфера, ни у кого нет никакого предубеждения, все прошли через это с самого нуля, поэтому перед ними не стыдно. И правда, так послушаешь там иногда, и подумаешь: «Боже мой, у меня еще не все так плохо. Бывает и хуже». Взял газету, нашел телефон и позвонил. Тогда там еще был прямой телефон. Финнам –то проще. У них уже большой опыт и они знают, что это такое. С одним приятелем с работы разговорился. Он сказал, что 25 лет уже не пьет. Ходит в группу АА. А я из разных источников собирал сведения. Он меня тоже поддержал в этом. Так удачно у меня сложилось. И теперь хожу каждый раз. Потому что это МНЕ надо. Даже если один окажусь, возьму книгу и буду читать по программе. Для себя. И на своем языке мне больше по душе, хотя и в финские группы тоже хожу. Эта группа энергию дает на несколько дней. А вот пропустил из-за гриппа в прошлый раз, так как будто чего-то не хватает. Это главное для меня, от этого все остальное зависит. У нас женщина одна ходит, она говорит так: не хочешь идти, значит надо бежать на группу. А как сходишь, так прилив ощущаешь, заряд какой-то. Пропустишь – будто поддержки лишаешься, всякие мысли неправильные начинают крутиться. Если проблему не контролировать, она может подкрасться незаметно. К тому же в жизни всякому поддержка нужна. И вера.

 

Y-tunnus 2310820-9              GSM 044 253 2879                info@annanterapia.fi