Истоки ревности

Ревность естественна, хотя как никакое другое чувство, она способна принимать неестественные, гипертрофированные формы и даже превращаться в болезнь. По Лоуэну, мужчина не сможет полюбить женщину, если он не любит женщин. То же самое можно сказать и о женщине: она может полюбить мужчину только если ей нравятся мужчины вообще. Любовь к другому полу определяет способность к сексуальному отклику на его призыв.

Ревность имеет биологические истоки в инстинктах самосохранения  и продолжения жизни. Момент соперничества, конкуренции, присущий ревности, типичен и для представителей животного мира. Эти истоки могут  усиливаться, ослабляться или видоизменяться в процессе социализации. Поэтому в результате на проявления ревности в большой степени влияют темперамент, культура, семейные традиции и личный опыт человека.

Родом из детства.
Классический психоанализ считает, что ревность зарождается в детском возрасте: у девочек – папы к маме, у мальчиков – мамы к папе. То есть ревность ярко расцветает в 3 – 5 лет и сопровождается романтическими чувствами к родителю противоположного пола и враждебностью к родителю своего пола. После Фрейда более общепринятым является представление о том, что дети с младенческого возраста ревнуют мать к отцу независимо от пола, поскольку для ребенка с самого начала его развития важны исключительные, особенные отношения именно с матерью – человеком, который кормит, согревает, оберегает и защищает беспомощное существо.
Маленькие дети часто сильно ревнуют и братьев-сестер к родителям, считая их угрозой разрушения своего уютного мира, наиважнейшего для них союза. С возрастом малыш начинает больше понимать и осваивать внешний мир и узнает, что не может удерживать мать у себя как свою исключительную собственность. Оказывается, мама не является продолжением, частью его самого. Некоторые дети легко смиряются с этим обстоятельством, другие – в силу своего темперамента – переживают острую обиду на мать и огорчение, пробуют «вернуть» маму в свое распоряжение. Тем не менее, если ребенку хватает тепла, заботы и внимания со стороны матери, то он перерастает ревность.
Другими словами, если близкий и надежный контакт младенца с мамой был крепко установлен, то ребенок растет уверенным в матери и в том, что «мир хороший и предсказумый». Тогда страх потери матери слабее, а способность делиться ею сильнее. Так что в результате он может получать и испытывать больше любви к своим «соперникам», и больше радости от отношений с другими членами семьи. В результате любовь к отцу и сестрам-братьям перевешивает его ревность и обиду на то, что мать больше не может рассматриваться как его безраздельная собственность. И при этом не важно, является ли он единственным ребенком в семье или нет. Любовь берет верх над ревностью.

Надежды и угрозы.
Бывает, что растущий малыш оказывается в какой-то момент травмированным. Это может быть болезнь одного из родителей, алкоголизм, госпитализация в больницу самого малыша, развод, просто непоследовательное или отстраненное обращение мамы. Отношения с родителями становятся ненадежными, непредсказуемыми. Малыш сигнализирует взрослым о своем неблагополучии: становится капризным, тревожным, подавленным, боится чужих, постоянно просится на руки. Тогда ребенку чрезвычайно трудно интегрировать свои чувства любви и враждебности к родителям, синтезировать воедино хорошую и плохую стороны матери, и есть вероятность, что он вырастет с ощущением, что он плохой, не достоин любви, обуза родителям. И будет с недоверием относится к людям, опасаясь, что его могут отвергнуть как в детстве.

Стоит отметить, что родительская гиперопека, как и авторитарное воспитание, не всегда является проявлением настоящей заботы и любви, а потому и не исключает застревания человека на «ревнивых» детских переживаниях. Другими словами, остротой ревности могут отличаться отношения того человека, который рос в семье с нарушенными личными границами, когда родители оставляли ребенку мало возможностей для развития самостоятельности и жестко контролировали его действия. Постоянно вторгаясь в его личное пространство, они создали некий стереотип поведения, который ребенок, став взрослым, переносит в супружескую жизнь.

Сильная ревнивость наблюдается и тогда, когда при слиянных, потакающих отношениях ребенок воспринимает мать-отца как часть себя, свое продолжение. Тогда стоит родителям хоть раз не выполнить требование малыша, «отвлечься» на себя или другие дела, как он почувствует себя обделенным и незаслуженно обиженным, начнет ревновать ко всему, что «отнимает» у него родителей. Такой ребенок отказывается признавать тот факт, например, что мама – это еще и папина жена, а у папы есть другие, не завязанные на ребенке, отношения с мамой. А уж рождение второго ребенка в семье приносит первенцу столь мучительные переживания ревности, что иногда родители могут услышать: «Мама, отнеси его обратно в больницу».
Такие варианты развития означают, что и во взрослой жизни в соответствующей ситуации детский опыт ревности может ожить и омрачить отношения с партнером.

Многие исследователи тем не менее утверждают, что детская ревность, сила ее проявления зависят не только от гаммы отношений мать-дитя, но и от темперамента самого ребенка. Кроме того, детский опыт ревности не имеет универсального значения и по мере взросления ситуация может полностью измениться. Так, ревнивый ребенок может найти утешение во внимании и заботе бабушки и со временем изжить недоверие и враждебность, например, к маме, занятой уходом за другим ребенком. Ребенок, который приходит в школу с чувством настороженности, может постепенно проникнуться доверием к какой-нибудь учительнице, не допускающей не¬справедливости по отношению к детям. Заодно он может преодолеть свою ревнивость и первоначальную недоверчивость и к другим взрослым.

 

Y-tunnus 2310820-9              GSM 044 253 2879                info@annanterapia.fi